Во второй половине мая Воронеж подвергся настоящей немецкой культурной «оккупации»: среди основных событий, которые следует отметить, — участие художников из Лейпцига в Revisiting the Space, выставке в открывшемся Воронежском центре современного искусства (ВЦСИ), и фестиваль ART_VRN, специальными гостями которого выступили немецкие граффитисты из Берлина и Дрездена. Но, пожалуй, самым главным событием стало проведение Дней немецкой музыки, подаривших воронежской публике концерты двух совершенно разноплановых берлинских коллективов, один из которых отметился ещё и мастер-классом в книжном клубе «Петровский», ставшем своеобразной точкой отсчёта мероприятий.

21 мая, мастер-класс Blofish

Blofish_SonicArt_Dom_Aktera_jazz_Kvadrat_Voronezh_nunadozhe.ru

Программа мастер-класса Blofish чётко была разделена на три неравномерные части: даже в совокупности первое и третье отделения по времени уступали второму: непосредственному общению Blofish с публикой, охотно задававшей вопросы об исчерпанности музыкальных форм, о процентном соотношении импровизационного и запланированного в выступлениях квинтета, о необычном составе без гитар и клавишных, о причинах, побудивших музыкантов заняться музыкой. Впрочем, и вопросы присутствующих, и ответы самих музыкантов как нельзя лучше иллюстрировал известнейший тезис: «Говорить о музыке — всё равно, что танцевать об архитектуре». Интересно, что наибольший резонанс вызвал вопрос об экономических аспектах житья музыкантов в современном Берлине: «Можно ли прожить, занимаясь исключительно музыкой?». По мнению участников Blofish, вполне возможно, но если не только играть в составе группы, но и попутно писать музыку для театральных постановок, заниматься преподаванием и другими подобными вещами.

В первом же отделении мастер-класса прозвучали две вещи: одна собственного сочинения Blofish, другая — старенькая блюзовая вещица Майлза Дэвиса. В третьем отделении имел место jam session Blofish и воронежских музыкантов, при этом каждый из участников импровизации получил возможность сполна показать умение обращаться со своим инструментом. Что особенно приятно, воронежские музыканты смогли прочувствовать сложный грув немецкого коллектива, органично вписавшись в его ряды.

22 мая, концерт Blofish

Blofish_SonicArt_Dom_Aktera_jazz_Kvadrat_Voronezh_nunadozhe.ru

Концерт в Доме Актёра начался с двадцатиминутным опозданием, окончившимся специальным музыкальным приветом Blofish, с известной мрачностью выдавших небольшой фрагмент Чайковского. В дальнейшем воронежскую публику ожидало полтора часа отменного джаз-фанкового действа, по ходу которого Скотт Уайт, несколько отличающийся по виду от остальных членов квинтета, непринуждённо менял контрабас на бас-гитару, трубач Мартин Клинберг и самый стильный участник коллектива Оливер Саар голосили простейшие фразы, а Дирк Стеглих невозмутимо выводил на тенор-саксофоне теневую мелодию.

После полуторачасового концерта, в котором нашлось место и вкраплениям такого неблизкого для джаза стиля как регги, музыканты покинули сцену, чтобы вновь ненадолго выйти для исполнения на бис, по традиции закончившегося аплодисментами благодарной воронежской публики.

24 мая, концерт Sonic.art

Blofish_SonicArt_Dom_Aktera_jazz_Kvadrat_Voronezh_nunadozhe.ru

Если к выступлениям европейских джазовых коллективов Воронеж уже привык, то концерты академической музыки, сочетающие одновременно глубину содержания и нестандартную подачу материала, в котором находится место шуткам и конферансу, — редкость. Именно из этой категории Sonic.art, с обаятельнейшим белорусом Александром Дорошкевичем, любезно ответившим на наши вопросы перед самым началом концерта.

— На вашем официальном сайте заявлено, что в майском мини-туре по России вы будете играть произведения Глазунова, Вивальди, Тьерри Эскеша, Пьяццоллы и Римского-Корсакова. Чем продиктован выбор этих фамилий в рамках одного концерта?

— Вы знаете, не стоит безоговорочно верить нашему официальному сайту. В каждом городе мы немного меняем программу, стараемся не повторяться. Поэтому в Воронеже, скажем, не будет Эскеша, но будет Лигети. Что же касается до остальных фамилий, то нет какого-то объединяющего фактора: главным является наше желание играть их произведения. Хотя, пожалуй, объединяющим может служить то, что это очень «слушабельные» вещи, даже Лигети, с которым это понятие обычно не ассоциируется. Скажу больше: в конце концерта у нас будет пара сюрпризов для воронежской публики.

— Вы существуете в формате саксофонного квартета, однако, в мире не так много произведений, написанных для этого сочетания инструментов, прежде всего из-за того, что это сравнительно новая форма функционирования квартета. Скажите: есть ли такие произведения, которые вы хотели сыграть, но не смогли адаптировать для четырех саксофонов?

— Да, существует такого рода сложности, но всё зависит от каждого конкретного случая, независимо от времени написания произведения. Скажем, Бах легко предаётся транскрипции для состава из четырёх саксофонов, а струнные квартеты Дебюсси — нет. Мы пытались года три назад адаптировать произведения Дебюсси для Sonic.art, но у нас не слишком удачно это получилось.

— Вы много играете в странах Европы, и в частности в Германии. Скажите, есть ли отличия восприятия зачастую сложной современной музыки в Европе и в России. Всё-таки в Советском Союзе такая музыка не поощрялась, в то время как в Дармштадте уже в середине сороковых были основаны летние курсы новой музыки, без которых развитие академической музыки в XX веке было бы иным.

— Мне трудно судить о восприятии современной музыки российскими слушателями: мы не так часто играем в России, а в Германии подобная музыка очень хорошо воспринимается. Более того, бывает, что на фестивалях мы играем только произведения ныне живущих берлинских композиторов и публика достаточно неплохо посещает такие концерты.

— Sonic.art известен сотрудничеством с современными композиторами, в частности с Софьей Губайдуллиной.

— Она написала специально для нас квартет, и мы выступали на её восьмидесятилетии. В дальнейшем мы тоже были ли бы рады сотрудничать, но это в большей степени зависит от Губайдуллиной, её свободного времени.

— Вы все достаточно молодые люди. Скажите, как вы пришли в академическую музыку, не было ли у вас соблазнов играть что-то другое: рок, джаз? Может, во времена юности…

— Давайте я спрошу у всех…

Адриан Тулли, тенор-саксофон: «Я родился в Австралии, и сразу стал играть на саксофоне в музыкальной школе. Почему саксофон? А почему и нет».

Аннегрет Шмидль, баритон-саксофон: «О, я тоже сразу пришла в академическую музыку, хотя играла с несколькими коллективами и джаз, но это было лишь мимолётным юношеским развлечением».

Александр Дорошкевич, альт-саксофон: «Я в Минске сначала занимался два года игрой на баяне, а после перешёл на саксофон. Мне просто понравился его внешний вид, и это определило мою дальнейшую жизнь».

Blofish_SonicArt_Dom_Aktera_jazz_Kvadrat_Voronezh_nunadozhe.ru

Само выступление Sonic.art началось с небольшим опозданием, первой была сыграна практически сельская идиллия Генделя из оратории «Соломон», после которой слово взял Александр Дорошкевич, начавший говорить по-немецки, но уже через несколько фраз перешедший на русский язык. И в дальнейшем номера Sonic.art разбавлялись комментариями Александра о нелёгкой истории саксофона, как музыкального инструмента, а также многочисленными преди- и послесловиями к исполняемым вещам.

Вслед за Генделем быстро был сыгран Вивальди, после чего последовал самый долгий номер концерта — квартет для четырёх саксофонов Александра Глазунова, написанный им в эмиграции в Париже. Квартет представляет собой сочинение в трёх частях, оказавшихся утомительными для публики: по крайней мере, аплодисменты после второй части были настолько бурными, что их можно было принять за окончание квартета, однако Александр разочаровал собравшихся: «Здесь есть ещё третья часть».

Blofish_SonicArt_Dom_Aktera_jazz_Kvadrat_Voronezh_nunadozhe.ru

Второе отделение после небольшого перерыва началось с исполнения «Шести богатырей» Лигети, произведения, в котором венгерский фольклор органичным образом вплетается в наработки современной музыки. Кстати, это произведение музыканты исполнили стоя наряду со знаменитым «Libertango» Пьяццолы, раззадорившим публику: телефон одной дамы звонил на весь зал, а на настоятельные просьбы Александра выключить его, она отвечала: «Я не могу».

После этого музыканты снова присели и сыграли сверкающую неоновыми огнями музыку из саундтрека Филиппа Гласа к фильму «Мисима», в целом сходную с работой композитора к последнему фильму Звягинцева.

В конце концерта состоялись и обещанные сюрпризы Александра: «Полёт шмеля» Римского-Корсакова и «Танец с саблями» Хачатуряна. Стоит ли говорить, что всё завершилось аплодисментами, а словоохотливому белорусу ещё долго пришлось отвечать на вопросы зачарованной публики.

Фото: Blofish (мастер-класс) – Книжный клуб «Петровский», Blofish (концерт) – Евгений Сорбо, Sonic.art (концерт) – Евгений Срибный.